Записи с меткой «Роджер Корман»

Люблю я этого актера, может, вы уже заметили. Во первых, мы продолжаем обозревать сериала «Кунг фу».

Кунг фу 1.04 – Око за око / Kung Fu — An Eye for an Eye

В этой серии Кейну придется убедиться, что на Диком Западе «справедливость» зачастую означает бесконечную кровавую месть…
Обзор

Подборка кадров

Кунг фу 1.05 – Прибой / Kung Fu — The Tide (1973)

А в этой серии Кейн встречает привлекательную соотечественницу, которая, казалось бы, тоже к нему неравнодушна. Но не тут-то было….

Обзор
Подборка кадров

И, наконец, обзор еще одной культовой классики с участием Дэвида

Смертельные гонки 2000 / Death Race 2000 (1975)
Фильм о гонках, где можно и даже нужно сбивать прохожих — главного соперника Кэррадайна сыграл молодой Сильвестр Сталлоне.
Обзор


Даже среди специалистов по кино не все оказывается знают, что советский фильм «Садко» был в свое время закуплен для американского проката. Причем проделал это ни кто иной как Роджер Корман, легенда малобюджетного кино. Как и большинство мастеров трэша он вольно обращался с купленным материалом, фильм был переозвучен, многие имена в титрах сменились. Сменился и главный герой — в новой версии фильм стал называться «Волшебное путешествие Синдбада». Интересно, что американская версия сценария прнадлежала перу Френсиса Форда Копполы. Свою первую работу у Кормана она как раз и получил как.. специалист по русскому языку. При этом не зная по-русски не бельмеса, но выдав себя за специалиста.
Купить американскую версию можно здесь в составе симпатичного бокс-сета «Боги войны», а можно просто посмотреть он-лайн. Кстати, обычная русская версия там тоже выпускалась на dvd.

Перевод этого интервью я обнаружил в дневнике Мимоида, вот здесь. С разрешения автора перевода, я его стянул для своего журнала, снабдив кое-какими иллюстрациями и дополнениями. Итак:

Роджер Корман на съемках


Оригинал был напечатан в 1975-м году во втором номере любопытного журнала «Bright Lights Film Journal». Довольно интересным оказался текст на страничке about официального сайта журнала с неожиданным приветствием «Welcome, Comrade!»
Текст на английском выложен тут: http://www.brightlightsfilm.com/27/cormaninterview1.html
Основные темы, раскрытые в интервью: зачем Корман создал собственную студию New World Pictures, почему он ушел из режиссуры, и как он работает с режиссерами продюсируемых им картин.

Почему вы решили основать New World Pictures?

По нескольким причинам. Во-первых, меня все больше разочаровывало то, как с моими картинами обращались студии, на которые я работал. На стадии предпродакшна разные люди давали мне советы, что мне особо не нравилось, когда советы оборачивались приказами относительно того, как делать картину и кого подбирать на роли. Порой я оказывался в положении, когда вынужден был брать определенных людей на определенные роли, хотя и полагал, что это повредит фильму. Да и после съемок, во время монтажа: мои фильмы по нескольку раз перемонтировали уже после того, как я их закончил, и, надо ли говорить, я полагал, что это было к худшему. Пара последних фильмов, которые я сделал перед тем, как основать New World Pictures, были довольно сильно испорчены. Особенно картина под названием «Gas-s-s», которую я делал для AIP [American International Pictures – прим. пер.], она была полностью перемонтирована. Это была довольно неоднозначная комедия, а AIP полностью вырезали все смешные места, включая целиком всю концовку. Фильм никогда не демонстрировался в том виде, в каком я его снял, и, прямо сказать, я чувствовал, что картину кастрировали и не оставили ей шансов на успех.

фото со съемок Gassss


Негатив и неиспользованные части были уничтожены?

Не то, чтобы они их умышленно уничтожали. Они просто вырезали какие-то части и выбрасывали. Выбрасывали вырезанные сегменты.
В этом деле важным персонажем был Бог. Когда картина вышла, он был в плохом настроении.
В общем, одна из причин – искажение снятых мною фильмов; вторым аспектом являлось то, что происходило с дистрибуцией. Я, как и все продюсеры или режиссеры, ощущал, что дистрибьюторы забирали непропорциональную долю денег. Стандартные расходы на дистрибуцию, прямо сказать, возмутительны. Таким образом, владея собственной компанией, я могу делать две вещи: я могу снимать свои фильмы так, как мне того хочется, без чужого вмешательства; и я могу сам контролировать то, как они продаются, как распределяется финансирование.

Вы считаете фильмы студии New World [ни один из которых не снят Корманом] своими фильмами?

Интересный вопрос, поскольку, когда я запустил New World, я стал настолько вовлечен в управление компанией, что у меня не оставалось времени снимать. Я, главным образом, продюсер. В качестве продюсера я, возможно, несколько сильнее многих, поскольку я сам работал сначала режиссером. Так что я немного занимаюсь сюжетными правками, подготовительными работами и монтажом. Во время съемок я обычно предоставляю режиссерам свободу. Я не появляюсь на месте съемок или в декорациях более нескольких раз. Я делаю это в самом начале, чтобы убедиться, что все движется как надо, и, если все идет хорошо во время производства, и темпы меня устраивают, я стараюсь держаться подальше от съемочной площадки.
Но моя ранняя теория о том, что режиссер – это автор подвергается некоторым изменениям [смеется] и я начинаю думать, что продюсер важнее режиссера.

Вы хотите сказать, что он важнее режиссера?

Нет, я этого не утверждаю. Но в некоторых фильмах так дело и обстоит.

Я бы сказал, в фильмах New World.

Очень может быть. Думаю, все зависит от личностей продюсера, режиссера и от самого проекта. Например, в Европе, где режиссер является автором, он на самом деле режиссер-продюсер. Обычно он придумывает тему, работает над сценарием и контролирует монтаж и кастинг, равно как и постановку. Большинство американских картин не задумано их постановщиками. Продюсер работает со сценаристом, подбирает актеров, руководит монтажом. Режиссер просто приходит ставить то, что есть, – если производство картины занимает, скажем, шесть месяцев от самого начала до завершения – то режиссер принимает участие в работе только на протяжении месяца или двух в середине этого периода.

Вы тесно сотрудничаете со своими режиссерами во время подготовки к съемкам?

Я как бы придумываю идею истории и обговариваю ее со сценаристом. Мне нравится работать по возможности с режиссерами-сценаристами, потому что мне кажется, что идея размывается, проходя через слишком большое количество разных умов, если я придумываю идею, затем передаю ее сценаристу, затем сценарист работает с режиссером. Я люблю работать с режиссером-сценаристом, я даю ему основную установку, и он может ее разработать. Мы ее обсудим, и он напишет сценарий.

Вы создали новый жанр «кино о медсестрах». Как это получилось?

The Student Nurses


Идея просто была в том, чтобы в главных ролях были женщины. По разным причинам я хотел двигаться в этом направлении. Я обговаривал это с владельцами кинотеатров и особенно с Лари Улнером (Larry Woolner), который был моим первым менеджером по продажам. Он был владельцем кинотеатра в Новом Орлеане и стал первым менеджером по продажам для New World, и мы с ним обсуждали различные типы фильмов, которые можно сделать. Первые две ленты, которые мы с ним сделали, были мотоциклетным фильмом «Angels Die Hard» и фильмом о медсестрах «The Student Nurses». Таким образом, мы сначала опробовали маскулинное кино – о мотоциклистах – а затем сделали кино про медсестер. Оба фильма оказались успешными, но фильм про медсестер был успешнее, чем про мотоциклистов. Так что очевидным решением стало снять еще один фильм о медсестрах.

Основной идеей было сделать кино о женщинах, и в процессе мы обнаружили, что обрабатывали поле, на котором никто больше не работал. На данный момент существует множество картин такого плана, но когда мы начинали, в 1970-1971, это было чем-то новым. Полагаю, это реакция на то, что в большинстве значительных фильмов главные роли исполняют мужчины. Тридцатые, времена Joan Crawford, Bette Davis, and Vivien Leigh, всех великих женщин-звезд, прошли. Теперь в фильмах Стив МакКуин противостоит Полу Ньюману. И в кино настолько доминируют мужчины, что в каком-то смысле мы действительно возвращаемся в 30-е и говорим: мы делаем фильмы о женщинах, и, по-видимому, это работает. И, когда мы начали этим заниматься, мы обнаружили, что в прокате шли лучше те фильмы, в которых женщины в главных ролях представляли собой настоящих лидеров, сами решали свои проблемы. И если бы вам пришлось изучать эту тему – хотя я не думаю, что это на самом деле стоит чьего-либо внимания, – вы бы обнаружили, что поначалу женщины не так уж самостоятельно определяли свои судьбы. Часто они лишь назывались главными героинями, а по-настоящему доминирующими персонажами были их любовники.

Таким был «Women in Cages».

Так и есть. Фильмы, в которых женщины сами определяли свою судьбу, лучше шли в прокате, чем остальные. И таким образом, по большому счету использование фигуры агрессивной и независимой женщины было просто ответом на рыночный запрос. Оказалось, что это то кино, которое хотят видеть зрители.

«Caged Heat» — предельное выражение жанра женщины-за-решеткой, где мужчины постепенно выпадают из поля зрения, даже преступники. Да еще в фильме предложена идея женского преступного подполья в Лос Анджелесе!

Да. На этот раз мы зашли слишком далеко [смеется], так что надо было вернуть значимость мужчин.

В своих фильмах вы предпочитаете весьма подвижную камеру, но в фильмах New World камера обычно статична.

Это зависит от режиссерской техники. Я стараюсь не слишком много навязывать режиссеру, поскольку я переживаю, — не то чтобы я переживал слишком сильно, но я переживаю, что эти картины становятся чересчур продюсерскими фильмами, и что у них отбирается часть режиссерской работы. Поэтому я стараюсь оставлять на усмотрение режиссера ход камеры, постановочную работу. Но перед съемками я поговорю с ними насчет визуального решения фильма, и я действительно верю в то, что мне нравится идея движущейся камеры. Так, перед началом работы над «Caged Heat» у меня был долгий разговор с Джонатаном Демме, поскольку это был первый фильм, на котором он работал в качестве постановщика. Мы обсуждали, что, поскольку женщины заключены в камеры внутри тюрьмы, он оказывается в весьма статической позиции, и я просто порекомендовал ему пойти по одному из двух путей: если двигать камеру активнее, чем обычно, и суметь заставить актеров перемещаться в связке с ней, то визуально фильм будет восприниматься более плавно. Если же он не захочет так поступать, то ему придется «перекрывать» пространство с помощью множества углов съемки, и можно будет достичь большей динамики с помощью монтажа. Я сказал, подчеркнув, что это лишь моя личная точка зрения, что мне нравится идея с подвижной камерой. Он решил использовать подвижную камеру; другие же режиссеры предпочитали статичную камеру и большое количество монтажа. Я думаю, что конкретно в низкобюджетном кинопроизводстве, если вы не используете достаточное для монтажа количество различных углов съемки или не двигаете камеру, вы получаете на выходе крайне статичный фильм.

Caged Heat постер


Какой фильм New World стал наиболее успешным?

Двумя самыми успешными были «The Big Doll House», наш первый фильм о женщинах в тюрьме, и «Big Bad Mama», фильм прошлого лета с Энджи Дикинсон (Angie Dickinson). Оба собрали примерно по 3 миллиона в домашнем прокате. Следующим по успешности стал, как ни странно, «Шепоты и крики» («Cries and Whispers») Ингмара Бергмана. Мы старались работать на нескольких уровнях [смеется]. Его фильм собрал чуть больше двух миллионов. Кажется, однако, что «Амаркорд» Феллини может побить все рекорды. Мы можем заработать с ним от 3 до 4 миллионов. Он только что выпущен, и трудно что-то утверждать наверняка, но он идет в прокате значительно лучше «Шепотов и криков», и, по-видимому, мы будем номинироваться на награду Киноакадемии за лучший иностранный фильм, и, возможно, выиграем приз. [Амаркорд действительно получил Оскара в том году. – прим. пер.]

Эти цифры – это доход от продажи билетов?

Я имел в виду доход от проката картин, а не доход кинотеатров. Это выражение часто вводит в заблуждение. Многие говорят: моя картина принесла 5 миллионов долларов, а ты узнаешь, что это сборы кинотеатров. Доходы кинотеатров не значат вообще ничего. Просто кто-то пытается произвести на кого-то впечатление. На самом деле важны выплаты за фильм, то, что действительно получает компания-дистрибьютор от кинотеатров. Именно таково традиционное значение слова «сборы».

Почему вы перестали снимать? Вопрос только в нехватке времени?

На самом деле все из-за создания New World Pictures. Я хотел запустить и основать свою собственную компанию, которая занималась бы производством и дистрибуцией фильмов, и это отняло гораздо больше времени, чем я рассчитывал, так что времени снимать в самом деле не осталось. К тому же я не был полностью удовлетворен парой своих последних фильмов. И когда я увидел, как много времени отнимает New World, и сказал себе, что это, возможно, будет даже к лучшему, если я возьму короткий отпуск от режиссуры, что я, возможно, снял слишком много фильмов за непродолжительное время, и что лучше вернуться к режиссуре через год или около того посвежевшим, все это оказалось этаким полу-обоснованием моего ухода. Ну, правда, год уже растянулся на четыре года. Мне бы хотелось надеяться, что я снова буду снимать, но на данный момент руководство New World отнимает все время.

Когда вы вернетесь в режиссуру, вы будете работать на New World или AIP?

Наверное, на New World. Я все еще работаю продюсером на Twentieth Century-Fox по старому договору. Но все больше и больше мои мысли занимает моя собственная компания, поскольку она быстрее, чем мы думали, выросла до той степени, когда мы можем позволить себе несколько большие бюджеты. Да и я бы предпочел работать на себя.

И, под занавес, предлагаю вам еще одно интервью Кормана, найденное на «Тытрубе».

великий и ужасный Монти Хеллман снимает первы полнометражный фильм за 20 лет. Последним, напомню, был «Тихая ночь, смертоносная ночь 3» (1989). А начинал дяденька снимать фильмы ажно в 1959, на студии Роджера Кормана. В частности, несколькими хитовыми фильмами ему обязан… молодой Джек Николсон.
Новый фильм называется «Дорога в никуда» (Road to Nowhere), съемки начались, но премьера назначена на следующий год. В главных ролях заняты Доминик Суэйн, которая всем помнится по «Без лица» Джона Ву и «Лолите» Эндрю Лайна, например, и Шаннин Соссамон, которая мне помнится по «Истории Рыцаря» и «Катакомбам».
История, суда по всему, рассказывает о молодом кинемотографисте, который оказался вовлечен в криминальный заговор. Суэйн играет блоггершу, которая разгадала часть загадки, а Соссамон — роковую женщину, находящую в центре этой истории.
Кстати, название фильм позаимствовал у песни Talking Heads.