Записи с меткой «металл»


Насколько я понимаю, основателем проекта был Сергей ”Lazar”, известный так же по Rossomahaar и Аркона. За время существования было записано три альбома, все три в разной стилистике, что окончательно запутывает фэнов.
В данном случае, мы имеем дело с дебютной записью, которые сами музыканты характеризуют как Sympho-Black Metal. Этот жанр я не люблю, но альбом мне понравился.
Как поклонник старой школы, я считаю, что настоящий блэк должен быть сырым, прямолинейным и злобным, как у Bathory и Mayhem. В этом смысле Nargathrond к блэку относятся по стольку-поскольку. Они ближе к упражнениям, скажем, ранних Emperor — где к вышеописанному типу блэка прикручиваются неосимфонические клавишные в духе дарк-вэйвовых команд.
Альбом я слушал в mp3, что могло внести свою лепту, но мне ощутимо не хватало гитар: по настоящему мощных и свирепых, выходящих на передний план. Кстати, мелодика клавишных мне напомнила подзабытую австрийскую школу блэка во главе с Summoning. Обратите внимание на первую песню альбома — вставляет бесспорно, но там же ритмика почти танцевальная. Что для настоящего блэкаря совсем не тру. Впрочем, если не отвлекаться на терминологию, то альбом хорош, несколько песен с него мне понравились.
скачать можно здесь

Это интервью готовилось для «Ивановской газеты», где и было опубликовано в немного отредактированном виде.
Аркона, по утверждению энциклопедии, город и религиозный центр балтийских полабских славян — руян, входивших в племенной союз лютичей. Город Аркона существовал до XII века, располагался на одноимённом мысе острова Рюген и был подробно описан современником Саксоном Грамматиком в “Деяниях даннов”. А еще “Аркона” – одна из самых известных российских “тяжелых” групп. Ее стилистику характеризуют как “паган-метал”, то есть “языческий метал”, причем для участников группы язычество – не просто модная и красочная идеология, а самая настоящая религия.
Группа была главными звездами на XIII “Brutal Fest’e”, прошедшем в клубе “Таганка” 4 декабря. О язычестве, о музыке и их взаимосвязи мы побеседовали с музыкантами перед их выступлением. На наши вопросы отвечали Мария Архипова (вокалистка) и Сергей Lazar (гитарист).
Язычество – религия, но не вера

— В первую очередь хотелось бы порасспросить вас о вашей религии. Вы называете себя “родноверы”, в биографии группы указано, что вы вышли из языческой общины. Можно немного поподробнее?
— Это было очень давно, в 2002 году, — говорит Мария. — Да, мы выходцы из общины, но она продержалась очень недолго, потому что у людей сейчас появились другие интересы в жизни, поэтому они оставили родноверие.
— В том числе и у вас?
— Ни в коем случае.
— Вне общины, в таком случае, как осуществляется ваша религиозная практика?
— Слово “религия” происходит от слова “лига”, что-то объединяющее человека и природу, — разъясняет Сергей. — Это мировоззрение, а не вера в бога, в какой-либо пантеон, мы верим в единство природы и человека, в то, что весь мир вокруг нас живой, а все боги это лики нашего верховного бога Рода.
— Энергетическая составляющая мира, можно так сказать, -уточняет Мария.
— Религия язычника (не вера, верят в бога, в что-то такое), мы знаем, что мир вокруг нас живой, мы чувствуем это, это и есть состояние язычества, родноверия.
— В вашем случае, родноверие подразумевает какие-либо ритуалы, опоры на конкретную мифологию?
— Некоторые традиционные праздники славянского народа – солярные, например. Купала, Коляда, Таусень, Масленница. Сожжение чучела на Масленницу, проводы Зимы.
— Это называется “обрядовые игрища”, — уточняет Мария, — они даже сейчас используются, но как элемент реконструкции.
— Не обязательно, для того, чтобы быть язычником участвовать в каких-то ритуалах, это вопрос мировоззрения. Пигмей, который живет в Африке – он является частью природы и, возможно, он даже в большей степени язычник, чем некоторые люди, которые участвуют в обрядовых игрищах.

— Как у вас вообще возник интерес к родноверию?
— Человек всегда находится в поиске, ему говорят, что есть бог, допустим Иегова или Аллах, Христос. И человек начинает задумываться: а что думали об этом наши предки. Ведь они не были глупее нас, а возможно и мудрее. И так приходишь к родноверию.
Славянские язычники и контракт с австрийским лейблом
Если на вопросы о религии в основном отвечал Сергей, то музыкальную составляющую – напротив, в основном освещала Мария.
Насколько родноверие как система убеждений отражается в музыке и текстах группы?
— Я пишу музыку, тексты, я пою о том, во что я верю, я описываю свое мировоззрение. Если людям близки мои песни, если они пойдут за мной – мы будем только рады.
Как вы относитесь к другим религиям, к тому же христианству?
— Отрицательно. Эта вера пришла от другого народа, она непонятная нам вера. Это выше меня, а возможно и ниже, я не знаю.
У вас есть контракт с западным лейблом. Как вы вышли на него или наоборот – его представители на группу?
— У нас контракт на четыре альбома с австрийским лейблом Napalm records, это один из ведущих мировых лейблов тяжелой музыки. Мы выступали на германском фестивале Ragnarök в марте 2008 года перед пятью тысячами слушателей. Практически сразу к нам обратились из Napalm records, сказали: ребята, вы молодцы, давайте думать, что делать с вами дальше. Они переиздали наш последний альбом “От сердца к Небу” и так же мы подписали с ними контракт на последующих четыре альбома.
Вы успели познакомиться или, может быть, даже сыграть с каким-то группам с Napalm?
— Да, конечно. Мы даже пригласили поучаствовать в записи нового альбома музыкантов групп Manegarm, Obtest, Skyforger, Menhir и Heidevolk.
— Сталкивались ли вы с другими музыкантами, нашими и зарубежными, исповедующими языческие убеждения, как относитесь к их творчеству?
— Да, конечно, я очень увлекаюсь и нашей, и европейской паган-сценой, мне абсолютно все группы чем-то нравятся, даже не могу назвать любимую команду, так же как и не любимую.
— А как относитесь к русским группам, которые основываются на кельтском язычестве, на скандинавском?
— Мне кажется, это личное дело каждого. Нам это не близко.

— У вас уже есть опыт выступлений на западе. Отличается ли прием в нашей стране и за рубежом?
— Там публика в основном стоит на месте и слушает музыку. А здесь на наших концертах и хороводы водят, прыгают, танцуют. А так – принимают там отлично, люди хорошие, им интересно наше мировоззрение. Мы только рады этому.
На западе люди не понимают текстов группы. Насколько это критично для восприятия вашего творчества?
— На альбомах мы делаем перевод смысла песен. В буклетах дисков есть их перевод на английский.
— А сами тексты – это какие-то конкретные истории, или они носят более отвлеченный, лирический характер?
— Тексты как правило основаны на традиционных верованиях нашего народа, но могут затрагивать и современные проблемы, такие как деградация и вымирание нашего населения. Есть конкретные истории, иногда наоборот – образы какие-то, но все они завязаны на нашем мировоззрении.
— Есть ли у вас сольные проекты?
— Я никогда не выступаю с сольными записями. У меня есть единственная сольная акустическая программа, которая была написана в 14 или 15 лет под гитару и которая была не так давно выложена в интернет. Я принимала, правда, участие в проекте Nargаthrond, это проект Сергея прежде всего. Участвовала в записи словацкой команды, наших друзей, где пела на русинском наречии. Это восточнославянский язык, этот народ живет в Восточной Словакии, у них были большие проблемы из-за того, что они православные. Языки довольно похожи, ведь и в русском языке есть элементы церковно-славянского . так что спеть проблемой не было.
— Вы слушаете исключительно тяжелую музыку?
— Практически да. Мне так же интересен фольклор, любой фольклор – русский, западный. Но чисто этническая музыка, без примесей или обработок.
В творческих планах – заграничные турне
— Дальнейшие творческие планы?
— Далеко заглядывать не будем. Сейчас у нас большое турне, сначала по России, потом зарубежный тур с группой Finntroll, двадцать концертов в феврале и марте: Франция, Германия, Чехия, Германия, огромный тур. Потом два месяца отдыхаем и снова европейское турне, еще 30 концертов.
Не устаете от такого графика? Что вас поддерживает? Почему нельзя запереться в студии, записать песни и бог бы с ними?
— Мы живем этим, коротко отвечает Мария.
— Мне нравится, — подхватывает Сергей. — Ездим в разные города, знакомимся с людьми, я не вижу в этом ничего особо сложного. Единственный минус – мало видим своих детей, которые сидят сейчас с мамой. Придет время, запремся в студии, запишем альбом и – снова за концерты. Такая вот жизнь.
Ваши вкусы в кино: увлекаетесь ли вы им, и каким?
— (Мария) Исторические мне нравятся, драмы. “Русь изначальная”.
— (Сергей) мне нравятся многие фильмы. В том числе старые советские, такие как “Русь изначальная”, “И на камнях растут деревья”. Тогда не существовало религиозной цензуры, и можно было снимать подобное кино.
Можете ли вы представить себя участниками съемок фильма?
— (Мария) Я не могу. Ни в каком качестве.
— (Сергей) Если в какой-нибудь батальной массовке, в роли викинга с топором, то почему бы и нет.

Фото на память. Справа налево: Сергей, Мария, я.
За помощь в организации интервью с музыкантами выражаю благодарность Exeqt Crew и лично Стасу Чернышу.

Skyclad обложка альбома The Wayward Sons Of Mother Earth


O come ye young of Hamlyn—you who know my tune so well,
Where it beckons you must follow—be it Heaven (be it Hell).
Forget your mothers grieving as I pipe you down the street,
With a shilling in my pocket—and the sky beneath my feet.
С этих слов, спетых хриплым голосом Мартина Валькира в 1991 году началась не только история группы Skyclad, но и целого направления — фолк-металла.
Вокалист неплохой трэшевой группы Sabbat, он ушел из коллектива, так как остальные музыканты не разделяли его новых идей. А идеи, которые он реализовал в Skyclad, кажутся сейчас простыми до изумления: к трэшевым риффам прикрутили скрипку в качестве одного из ведущих инструментов, и местами сдобрили мелодикой кельтского фолка. Собственно, в рок-музыке примерно туже операцию проделали Jethro Tull, причем еще в 1970-ых годах. Skyclad моментально стали широко известны в узких кругах. Лично у меня и моих друзей в молодости пословица была: «А что с него взять, он в Skiclad не врубается».
Тексты, написанные Мартином Валькиром всегда были сильной стороной Skyclad. Правда, многих металистов потупее, они же и обламывали. Тексты тяжелой группы, с их точки зрения, должны быть как у Мановара — про демонов и колдунов. А тут про политику, и экологию, да еще и таким английским языком, что в рамки школьной программы ну никак не укладывается….
Но мне нравилось. Главный хит альбома это, бесспорно, The Widdershing Jig на долго опеределившая облик жанра — кельтская плясовая с тяжелыми риффами и ведущий скрипкой. Мне так же нравится Cradle Will Fall, если уж выбирать парочку хитов. А вообще-то я недолюбливую только последний трек — мрачную и, на мой взгляд, довольно нудную Terminus.
В целом, в альбом вошли треки:
1 Sky Beneath My Feet 5:41
2 Trance Dance 5:29
3 A Minute Piece 1:10
4 The Widdershing Jig 3:40
5 OUr Dying Island 7:07
6 Pagan Man 1:00
7 Cradle Will Fall 6:26
8 Skyclad 5:01
9 Moongleam And Meadowsweet 4:35
10 Terminus 6:38
Музыканты, участвовашие в записи:
Bass, Guitar [Classical] — Graeme English
Drums, Percussion — Keith Baxter
Guitar [Rhythm, Lead, Acoustic] — Steve Ramsey
Vocals — Martin Walkyier