Архив рубрики ‘эксклюзивное интервью’

Это еще одно интервью, которое было опубликовано в «Ивановской газете». Здесь оно воспроизводится в немного иной редакции.

Иван Лебедев и Николай Клочков (Петраков и Кох)


Группа «Сейф» отличается своим, особым почерком и давно полюбилась ивановскому слушателю. Не только ивановскому, впрочем, группа существует 23 года и сейчас работают над песнями уже 30-го альбома – это не считая музыкального продюсирования чужих пластинок, а таких наберется с десяток. При этом основали группу художники, но и этого мало – как оказалось, они снимают кино. Причем среди их работ есть фильмы по мотивам Хармса и Достоевского. Зачем им это все это, как они дошли до жизни такой – об этом мы беседуем с Николаем Ковалевым, руководителем группы «Сейф» и одноименного творческого объединения.

Набрались наглости попробовать

Мария Рощина (Дуня)


Насколько я понимаю, группа основана художниками. Как вы решили начать играть музыку, а потом и снимать фильмы?
Группа «Сейф» действительно образовалась в стенах Палехского художественного училища, но не все там учились. Например, один из «отцов основателей» – Сергей Караваев, учился в Медицинской академии, а ныне работает врачом-реаниматологом в Ивановской 4-ой городской больнице. Собственно, мы с Сергеем единственные кто остался от первоначального состава. Сейчас с нами в группе играют не менее замечательные люди – один из них работает журналистом, остальные профессиональные музыканты.
В детстве мы любили играть в The Beatles – собирались, слушали пластинки, пытались петь, осваивать музыкальные инструменты, и даже чего-то сочинять. Эта игра, по-видимому, затянулась на всю жизнь.
Мы снимали несколько видео клипов группы «Сейф», один из которых участвовал в фестивале любительских клипов на канале РТР в программе «А» в 1993 году. Потом сняли документальный фильм «Сейф. Антология 1987-1997» к юбилею, а затем набрались наглости, и попробовали игровое кино. Понравилось. Сняли ещё…

Есть ли у кого-то из вас режиссерское, актерское образование – и если нет, то помогали ли вам профессионалы? Как вы учились снимать?

Ни актёрского, ни режиссерского образования, ни у кого нет. Ни кто из профессионалов нам не помогал. Фильмы снимали и в них снимались «прекрасные дилетанты», как пел БГ. Друзья, знакомые, иногда целыми семьями, так что наши фильмы можно в этом смысле назвать «семейными». Поначалу это было всего лишь весёлое времяпрепровождение, и мы совсем не думали о публичных показах. Но первый же фильм «Упадание» имел неожиданный резонанс, его начали спрашивать, переписывать друг у друга, он зажил своей неподвластной нам жизнью. Это подвигло к дальнейшим кино-опытам. Учились мы исключительно на своих ошибках, что, как известно, является лучшей школой. Естественно помогало художественное образование ну и… должно быть природный талант. А уж, насколько, он нам помог судить зрителю.

Это не совсем экранизации

Достоевский – не самый простой материал для экранизации – почему вы выбрали именно его?
Дело в том, что первый фильм «Упадание» был снят по повести Даниила Хармса «Старуха», а как известно «Старуха» это своего рода перевёртыш «Преступления и наказания». Вот и решили – почему бы не замахнуться и на само «Преступление и наказание».
Насколько твердо в старались следовать текстам литературных первоисточников (в частности Достоевского) — вносили ли вы изменения и, если да, то какие и почему?
Наши фильмы это не экранизации.
Первый фильм мы снимался по повести Д. Хармса «Старуха», и изрядно приправили сценарий вкраплениями из других хармсовских произведений. Даже название «Упадание» взято из одноимённого рассказа, в котором Ида Марковна видела, как с крыши соседнего дома падали двое, а двумя этажами ниже вторая Ида Марковна тоже это видела… В нашем фильме у героя тоже раздвоение, и если у Хармса он лишь спорит со своими мыслями, то у нас, мысли героя – отдельный персонаж.
Второй фильм снят по собственному оригинальному сценарию, который и был первоисточником.
Что же касается «Преступления и наказания», то основная фабула сохранена, но сюжет перенесён в наше время в небольшой городок, подобный Палеху, ну и, пожалуй, главное нововведение – сценарий написан в стихах. Зрителей ожидает ещё несколько сюрпризов, но о них не стоит рассказывать заранее, иначе они перестанут быть сюрпризами.
Насколько жестко вы прописывали сценарий, вносили ли в него изменения по ходу съемок — и чем они были вызваны? Насколько в ваших фильмах допустима импровизация?
Да, небольшие изменения по ходу съёмок и монтажа вносятся, но это лишь один из способов попасть из точки A в точку B. Допустим, поначалу казалось, что лучше это сделать через точку C, но в процессе постановки или монтажа сцены, оказалось, что через точку D гораздо интереснее, но в результате история всё равно оказывается в точке B, как задумывалось в сценарии.
Какую режиссерскую манеру вы используете — режиссер — царь и бог? Орет на актеров? Или напротив: мягко всех уговаривает и убеждает?
Съёмки наши фильмов – это компания друзей, родственников, знакомых. Собрались и весело, творчески провели время. Если у кого-то возникают вопросы, или сомнения, или предложения по-другому решить ту или иную сцену, то это всегда обсуждается. Но окончательное решение за режиссером, так как только он видит картину в целом.
Что было главными трудностями в киносъемках, как вы их решали?
Главной трудностью было найти время на съёмки. У кого-то работа, у кого-то семья. Собрать актёров, особенно если в сцене участвует большое количество персонажей, было не просто. Но у меня есть многолетний опыт организации репетиций группы «Сейф», он помогал.

Прием у публики

Алексей Жиряков (Свидригайлов)


Что бы вы посоветовали начинающим фильмейкерам?
Не думаю, что я тот человек, который может кому-то что-то советовать. В отношении любого творчества есть хорошая формула: Можешь этим не заниматься – не занимайся, не можешь не заниматься – занимайся.

Как вы их снимали, кстати, киносъемка, видео? Как распространяли – и где обычный читатель может их купить или посмотреть?
Это видео-фильмы.
Мы делали несколько партий видеокассет, они разошлись по миру. Сейчас первый фильм отреставрирован и переиздан на DVD, второй ждёт реставрации, а над третьим ещё работаем. То, что уже готово можно заказать на нашем сайте или приобрести на концерте.
Демонстрировали ли ваши фильмы? Какова была реакция зрителей?
Да, мы делали презентации с публичными показами, сопровождавшиеся концертами.
В прошлом году фильм «Упадание» был отреставрирован и ре-презентован на II международном фестивале искусств «В поисках утерянного Рая. Яблочный Спас». Сейчас «Сейф» ездит с кино-музыкальными вечерами: первое отделение – фильм, второе – концерт. Мы были уже в нескольких городах. Зрители реагируют замечательно. Смеются, переживают – это удивительно. Значит, наши скромные кино-опыты не так уж безнадёжны. С таким вечером мы приедем в Иваново 23 апреля в ОЦКиТ (бывший ДК Железнодорожников). Начало концерта 18:00. Приходите, будем вам рады! Так же мы подготовили премьеры новых песен!

Реклама

Леонид Кораблев, специалист по скандинавской магии


Как возник ваш интерес к исследованию скандинавской культуры и ее магического аспекта?

Благодаря работам братьев Гримм (главным образом их «Мифологии тевтонов»), др-исл. сагам, творчеству проф. Толкина, книгам Gueber и «Истории мировой литературы» Кирпичникова/Корша. Главный же интерес – это эльфы.

Почему вас заинтересовала именно скандинавская культура, а не отечественная?

Не только скандинавская, но и древнеанглийская, т. к. там упоминаются эльфы.

Ваш интерес носит сугубо теоретический характер или практическое применение изучаемых техник вам тоже интересно?

Естественно, для филолога на первом месте стоят теоретические задачи, но в нашей бесправной стране иногда сталкиваешься с таким, что просто руки «чешутся» применить теорию на практике. А еще есть странные болезни, как, например, ветрянка в 36 лет. Явно, что такие болезни просто так не появляются. А значит приходится как то защищаться….

Существует убеждение, что языческая магия ( в том числе скандинавская) в своем исконном виде не сохранилась и любые современные системы это, скорее, «реокнструкции», вариации на тему, если угодно. Ваше мнение?

Да, типа ролевые игры и новоделы экстрасенсов как «Щит Одина» или «руноскрипты» (составят за дорого). Речь, на самом деле, может идти по большей части о «духовной реконструкции», о воспроизведении «интелектульного мира» древних германцев (согласно словам исл. профессора Вьестейна Оуласона). Ну и есть, разумеется, эльфы, руны…. А еще есть исл. (и древнеанглийский) языки. Языки – это зеркало (языческого) мироощущения и за 1000 лет подобный язык сохранился лишь у исландцев, правда, сейчас картина, увы, меняется.

На какие источники вы опираетесь в своей работе?

Их много и они указаны на моем сайте и в библиографии к моим книгам. Также даются в курсе моих лекций о рунах.

Насколько я понимаю, вы испытываете определенны интерес к творчеству Толкина. Расскажите немного и об этом.

См. пункт 1 выше. С 12 лет «заболел» книгами профессора, благодаря которым выучил английский (как многие моего поколения). Книги профессора позже привели меня к древнегерманской культуре. Благодаря своему интересу к Толкину и эльфийским языкам (Квэнья, Синдарин) я пять лет прожил в США и побывал в Исландии.

Член Союза писателей России,
Леонид Кораблев

официальный сайт

гальдра-став с сайта Леонида Кораблева

«Дочь Монро и Кеннеди» — одна из самых интересных для меня групп в России. Обычно ее описывают как «панк с домрой и девушкой-вокалисткой» — и в принципе, так оно и есть. Две композиции группы — их версия советского хита «Нежность» (клип смотрите ниже) и «Лучшая песня о любви» — вообще в числе моих любимых. При помощи администратора официального сообщества группы мне удалось сделать интервью со Светланой Чапуриной, лидером «Дочь Монро и Кеннеди». К сожалению, она себя плохо чувствовало — возможно, поэтому интревью и получилось излшне кратким. Но, все же, я предлагаю его вам.

Вы говорили, что домра Вас не устраивает как инструмент. Не возникало мыслей переучиться на другие инструменты?

– Это я говорила давно и не знаю, зачем. Домра меня устраивает.

Чаще всего слышишь такое определение Вашей музыки: «там девушка поет панк под домру». Насколько оно Вам кажется верным? Если я правильно понимаю, то к панку Вы себя не совсем относите? Как Вы сами видите свою музыку?

— Наверное, по энергетике это панк-рок. А по музыке – эстрада. Милая, двенадцатиаккордная.

Группа существует довольно давно, но остается, пожалуй, «широко известной в узких кругах». Насколько Вы как музыкант амбициозны – грубо говоря, хотели бы собирать стадионы?

– Всё правильно, так и должно быть.

Что для Вас важнее – концерты или работа в студии?

– Вообще важнее не болеть и частично соблюдать посты. Для этого важно и то, и другое… А вообще, для процесса – концерты, для логического завершения – студия.


Есть ли у Вас любимые песни в Вашем репертуаре – или наоборот, нелюбимые песни, которые Вы не хотите больше играть по тем или иным причинам? И по каким причинам, если не секрет?

– В своё время надо было задействовать меньше технических приёмов, навыки исполнения которых со временем утрачиваются. Такие композиции теперь играть сложно. Например, «Бытовая I», «Всем на всех», «Белый конвой» и т.д. А легче всего играть «Маруся отравилась», хотя нельзя сказать, что она самая любимая.

Очень часто Ваше название поминается в связи с Dead Kennedys. Ваше отношение к подобной «связке» и к творчеству этой группы?

– Да, это известный факт. Отношение хорошее и не меняется.

В свое время в «Осколках» Вас охарактеризовали так: «Света свободна от «пресловутой женственности». Любовная лирика в традиционном понимании этого слова отсутствует напрочь, как и прочие переживательно-пережевывательные коллизии». Насколько это соответствует Вам теперешней? А как же «Лучшая песня о любви», например? Или это не «любовная лирика», на Ваш взгляд, а нечто иное?

– Нет, не свободна. «Лучшая песня о любви» – что это, как не лирика? Эта характеристика вообще никогда не соответствовала.

В старых интервью музыканты группы упоминали об интересе к индастриэл. Вы сами или играющие с Вами музыканты действительно интересуетесь этим направлением или, возможно, интересовались ранее? Тогда, если можно – какими группами и что Вас привлекало в их творчестве?

– Где индастриэл – там всегда драйв, полёт, новые технологии. Поржать можно иногда. Хотя душевное состояние может вообще обойтись без него. Из конкретных альбомов нравится «Psalm 69» Ministry. Просто очень красиво.

Как Вам кажется, меняетесь ли с возрастом Вы и Ваша музыкальная манера?

– С годами становлюсь проще и красивее. А также умнее, добрее и сдержаннее. Это касается и музыкальной манеры.

На этот раз я приглашаю вас прочесть интервью обожаемых мною Hybryds — я горжусь их согласием.

Эротическое искусство основателя Hybryds


Разумеется, это не портреты Magthea, а его художественные работы. Многочисленные галереи вы сможете найти здесь.

Magthea еще и художник


Как и когда вы начали создавать музыку? Был ли это индастриэл?

Мои первые музыкальные пробы относятся к концу 70-ых. Некоторые из моих друзей играли в местных рок-группах, но я никогда не играл на инструментах . Я не музыкант. И я не интересовался рок-музыкой. Мне всегда нравилась электронная или этническая музыка. В начале 80-ых я купил свой первый синтезатор , KORG MS10 и используя дешевый микшер, дешевый микрофон и кассетные деки создал свои первые звуковые пьесы. Музыку, которая мне нравилась, просто структурированный звук. Под именем The maniacs я издал кое-что на кассете. В товремя индустриальной музыки еще не существовало, это называлось авангардом или экспериментальной музыкой и не было настоящей сцены, не так много концертов, все происходило в художественных галереях.

Играли ли вы с Klinik, и в чем заключалось ваше участие?

В начале 80-ых я создал независимый кассетный лейбл 3RIORECORDINGS. Моя одержимость музыкой разных племен родилась, когда мне было 16, и я навестил родителей, живших в Африке. Мы были приглашены нашим «слугой» посмотреть ритуалы плодородия в его небольшой деревне. Девушки, которые становились женщинами, были «проданы» и все это происходило под этнические ритмы барабанов и в ходе странного для меня ритуала. Эти люди были в другом состоянии, в трансе, и даже я чувствовал себя в их мире в тот момент. Европейская музыка никогда не давала мне этого ощущения. И, как я уже говорил, микшировать эту музыку с западными влияниями тогда еще не было принято, мы должны были перейти границы, и мы создавали музыку, которую немногие люди в те дни принимали как музыку.
В начале 80-ых я начал радиошоу на Radio Centraal, независимой радиостанции из Антверпена, где я встретил многих одаренных и странных людей. 3RIOTAPES было первым сотрудничеством между Диком Ивенсом, Хэнком Уэллэйсом и мной. В те дни (1983) была только почта и телефон, так что в 3RIOTAPES работал я в одиночку. Это была малобюджетная, самодеятельная сцена. Кассетные деки, фотокопии и почта были тем оружием, с помощью которого мы оставались независимыми и создавали наш собственный путь безцензурного и всемирного общения. Первый проектом стала “audio communication “ (“аудио общение”). Кассетный сборник с андеграундными группами и исполнителями со всего мира. Каждый участник получал собственную хромовую мастер-кассету и обложку, чтобы копировать и распространять ее по собственным связям. Более 10 компиляций было распространены, целая коллекция кассетных релизов последовала, от Merzbow до Attrition… Эта музыкальная сцена была связана с почтовой сцене т поддерживалась американскими университетскими радио и свободными радиостанциями, в Бельгии и Голландии, такими организациями как EE TAPES (Бельгия) и HAMANDAHA productions ( Голландия) организовывали независимые фестивали, на которых выступали музыканты, а лейблы продавали созданные ими релизы. Примерно в 1983, Сэнди Нис присоединился к RADIO CENTRAAL, Антверпен с “Сетью” ( “NETWERK” ) – радиопередачей, посвященной независимым кассетным релизам. NETWERK существовала до 1997. За это годы 3RIOTAPES собрали заметное количество музыка на кассетах, виниле ограниченного тиража и cd, мы работаем над базой данных этой коллекции и в будущем хотим предложить собранные нами записи миру как бесплатные MPG. Radio Centraal и его безумные сотрудники (Bobby Colombo!) участвовали в странных аудиопроектах и нескончаемой дружбе. ( Spectre, Ah Cama Sotz, Hypnoscull , Insect/Monolith, Dive….) (дополнительная информация на английском ) . С расширением международных контактов моего лейбла я получил приглашение выступить в Новрегии с моей собственной музыкой, но я решил попросить Дирка Ивенса, Эрика ван Вонтергема и Марка Верхагена присоединиться ко мне в концертном проекте, каждый из них создавал музыку уже годы, но не был еще широко известен. Так родились Klinik. Мы отыграли концерты в Норвегии и Бельгии и я выпустил первый альбом Klinik “sabotage” на моем лейбле. Позднее я создал свой собственный проект HYBRYDS, в котором я открыл более личные идеи, ритуалы, религию и тп. Klinik был чисто электронной музыкой, я хотел смикшировать с музыкой акустические звуки, и хотел рассказывать с помощью моей музыки о вещах, связанных с моими интересами, что было невозможно с Klinik.

Как родилась концепция Hybryds? Какой смысл вы вкладывали в название группы?

Есть проблема с моей религией, я вырос католиком, что дало мне некоторые негативные чувства. Мой интерес к эзотерике, оккультизму был рожден из моих проблем с монотеистической религией. Так что я хотел выразить мое личное виденье этих вещей в моем искусстве и моей музыке. Гибриды (Hybrids) это смесь различных особей, создающая нечто новое. Так я поступаю с музыкой, совмещая разные вещи вместе, чтобы создать нечто новое, ища вдохновения в этнической, трансовой музыке и совмещая ее с грубым электронным звучанием. Давая трансовое ощущение западным городским людям. Будучи сторонником визуального искусства, я совмещал ее с моей живописью и видеопроекциями во время живых выступлений. В начале Hybryds были электронным ритуальным трансовым проектом, связанным с эзотерическим, магическим. В каждом релизе были связи с книгами, фильами, информацией, которую не так-то просто найти…

Что означает имя Magthea (если это не секрет)?

В книге “Степной волк” Германна Гессе описано место под названием Магический театр, место в котором все возможно. Я так назвал свою рабочую студию, в которой работал над живописью и музыкой: Magisch Theater; позднее, когда я выпускал музыку Hybryds я выбрал Magthea как имя, на тот момент я не считал важным использовать мое собственное имя в музыке.

Как бы вы могли описать различие бельгийской индустриальной сцены от других европейский школ индастриэл? Как она менялась с годами?

Бельгийский андеграунд 80-ых был более готическим, гитарные группы и много одетых в черное людей. Но электронные группы были приняты и даже мы с нашей странной смесью звучания могли играть на сцене. В Бельгии сцена была небольшой и очень смешанной, Front 242, Neon Judgement, De Brassers, все бельгийские группы могли выступать на более коммерческой готической сцене, а некоторых из этих групп даже ставили на официальном радио (Hybryds никогда не играли на официальном радио…) в Германии сцена была очень большой, так что скоро мы чаще играли за пределами Бельгии. Благодаря тому, что на германской сцене Hybryds начали давать регулярные концерты, я все время работал с разными музыкантами на разных концертных проектах. The ritual should be kept alive, part 1, 2 and 3 были сотрудничесвом между мной, Djen Ajakan S и Vidna Obmana. Djen программировал электронные основные ритмтреки по моей просьбе, а делал вокалы. Это бвыли вызывающие транс пьесы, мы играли в церквях и других священных или странных местах. Видеопроекция была комбинацией этнических и священных ритуалов. На концертах я микшировал, Djen играл на деревянной перкуссии, Vidna на вокале, позднее Ah Cama Sotz присоединился к концертному составу. Я всегда любил работать с разными людьми, чтобы сделать больше, чем я мог бы сам.

Почему вы всегда сотрудничали с таким большим количеством разных музыкантов на ваших релизах? Что он привносили в вашу музыку?

Мы давали много концертов, с разными приглашенными музыкантами, и мы пытались вызвать трансовое ощущение у аудитории. Мне всегда нужен толчок от других. Чтобы создать больше, чем я могу сам, другие дают мне большее вдохновение. В музыке всегда так делали – собирали разных людей вместе, и они могли сделать больше, чем каждый из них по отдельности.

Как вы впервые встретили Yasnaia и как вы стали работать вместе?

Я встретил ее в начале 90-ых. Она играла на классической виолончели и пела в церковном хоре. До того я никогда не использовал женский вокал, так что скоро она стала принимать участие во многих живых выступлениях и стала мои партнером. Потом мы выступали как дуэт. В 1999 у нее был душевный надлом и она попала в психиатрический госпиталь. С тех пор я с ней не поддерживал общение.

Как концепция Hybryds изменилась в 2000-ых? Это все еще ритуальный индастриэл?

Большое отличие между тогда и сейчас это технология. В начале 80-ых, когда я начинал создавать музыку, у меня был только старый кассетный магнитофон Sony, переписывавший с пленки на пленку, Tandy Realistic микрофон и маленький микшер Tandy. Звук записывался немедленно, изменения я мог делать только при переписывании с пленки на пленку. Позднее у меня появился дешевый эхо-эффект, который сам вносил больше шума, чем ты привносил в него, я использовал его как свой первый синтезатор. Потом меня появились синтезатор Korg MS20 и четырех-дорожечный кассетный магнитофон Tascam. Видео было аналоговым, монтировать можно было только делая копии, а каждое копирование снижало качество. И все оборудование было таким же. Сейчас полностью профессиональная студия может быть установлена в виде программ на компьютере и почти бесплатно. Я думаю Hybryds после 2000 стали в большей степени музыкой, чем передачей идей. Я много раз выступал соло, это легко и прятно путешествовать с Eurolines по Европе и посещать все эти страны и милых людей. Я все еще люблю трансовый ритуальный звук, но на меня влияет и время, я использую хип-хоп биты и микширую их с моими индустриальными “чувствами”. Сейчас вся музыка – Гибриды. Вся музыка сделана на компьютерах и все стили могут быт замечательно смешаны с друг другом. Как бы то ни было, с 2001я начал работать с Маделин Арнд в качестве новой вокалистки и вся новая музыка связана с ее вокалом. Так же у меня новый проект с Traumasutra (новый cd на Sleepless in Berlin records) и Маделин присоединится к нам на сцене.

Любите ли вы кино и какое? Не хотели бы поработать над фильмом как режиссер или актер?

Я схожу с ума по научной фантастике и фэнтези, любым фильмам с ракетами, пришельцами и НЛО или драконами и воинами. Я не люблю ни ужасы, ни вестерны, ни военные фильмы или мелодрамы. Фильмы (Dreambient video) я делал как видео эксперименты, они родились из моих неосознанных образов, снов, впечатлений от жизни, в них нет диалогов иди действия. Я не собираюсь снимать кино, другие люди делают это лучше.
Сейчас я заканчиваю новый альбом Hybryds под названием Urban rhythms, Urban rituals нанедавно созданном лейбле Sleepless in Berlin из Schlagstrom. Наилучшие пожелания и пусть магия ведет тебя по жизни.

Зловещие мертвецы. Мюзикл

Интервью с создателем мюзикла «Зловещие мертвецы» Джорджем Рейнблаттом

Подробнее

Создатель снаффа

Фильмы Фреда Фогеля запрещены в нескольких странах мира. Еще бы, темой его творчества стали пытки, убийства, снафф. Подробнее

Ну и до кучи моя колонка Видеосалон как русский грайндхаус

Интервью с Реной Риффель, актрисой, сыгравшей у Линча и Верхувена. Читайте здесь. Там же можно найти дополнительную инфу — биографию, фильмографию и т.п.
Также презентую вам мою колонку на этом сайте. Первая публикация — размышление о том, почему мне не нравится как подходят к фильмам ужасов критики и как к ним подхожу я. Читайте здесь

Итак, продолжаем публиковать интервью, но уже на новом сайте.
Дэвид Шмоллер
Человек, снявший первый фильм серии «Повелитель кукол» и вообще много работавший с Чарльзом Бэндом. Интервью здесь
Дэт-металл группа Tantal с женским вокалом. Глядя на ее очаровательную вокалистку и не заподозришь, что она способна настолько свирепо рычать. Интервью здесь
И, наконец, интервью с Бэтси Бейкер, звездой первого фильма «Зловещие мертвецы» вы можете найти здесь

Дмитрий Васильев — создатель Monochrome Vision, одного из самых интересных росийских лейблов, занимающихся экспериментальной музыкой, устроитель концертов и автор весьма интересных подкастов. Предлагаю вашему вниманию его эксклюзивное интервью.

Дмитрий Васильев


Как вы сами заинтересовались индустриальной музыкой? Помните ли первый альбом (группу) этого жанра, который вы услышали? Можете ли рассказать свои впечатления?

Дело в том, что мои музыкальные вкусы очень широки, и одной
индустриальной музыкой совершенно не ограничиваются. Я бы вообще не выделял индустриальную музыку в какую-то особую область. Скорее, имеет смысл говорить о независимой («инди») музыке, то есть музыке, которая выпускается музыкантами самостоятельно, либо с помощью независимых лэйблов. Имеется в виду независимость от капитала больших корпораций, от музыкального бизнеса, шоу-бизнеса и т. д. Первый альбом из индустриального жанра, который я услышал, я вряд ли вспомню. Возможно, это был альбом Non «Easy Listening for the Iron Youth», или же Throbbing Gristle «2nd Annual Report», или «How To Destroy Angels» Coil. В любом случае, к тому моменту я уже прослушал немалое количество альбомов независимой музыкальной сцены — Skinny Puppy, Dead Can Dance, Laibach, Clock DVA и т. п., поэтому разного рода впечатлениями был просто переполнен, но пересказывать их не вижу смысла, так как всё это слишком личное и может просто быть неправильно понято теми, кто не знаком со мной.

Как изменились ваши вкусы с течением времени? Что вы предпочитаетет слушать теперь?

Даже не знаю, что сказать. Я не думаю, что мои вкусы сильно
изменились с течением времени. Мне всегда было интересно всё
необычное, провокационное, сложное для однозначного восприятие. И сейчас тоже. Я предпочитаю слушать то, чего не слышал ранее — музыку, способную меня удивить и впечатлить. У меня есть несколько любимых музыкантов, к творчеству которых я возвращаюсь время от времени. И пожалуй, даже не несколько, а довольно много. Вот несколько имён: Arcane Device, Esplendor Geometrico, Werkbund, Whitehouse, Cranioclast, Brume, Bernard Parmegiani, Coil, Sigillum S, White Stains, Merzbow, Zoviet France, The Hafler Trio…

Как возникла идея из разряда слушателей перейти в разряд журналистов и выпускать радиопередачи? Были ли попытки сделать их для обычного (не-интернет) радио?

Эти подкасты, с одной стороны, являются данью уважения тем настоящим передачам, которыми был богат (без преувеличения) радиоэфир в период с 1991 по 1996 год — в то время, которое сейчас принято называть «лихими 90-ми», было гораздо больше возможностей благодаря относительно высокой степени демократичности общества и плюрализму мнений в СМИ. Разумеется, при нынешнем политическом курсе это невозможно. Однако есть интернет, где свобода слова ещё не утратила своих позиций. А с другой стороны, в современной обстановке подкасты — лучший способ информирования заинтересованной аудитории. Ведь это нечто вроде аудиокниги, рассказ под музыку — в таком виде информация воспринимается эффективно даже теми молодыми людьми, которые не читают ничего кроме смс-сообщений. Все подкасты доступны для прослушивания в любое время, через разные каналы в сети. Тем людям, у которых мало свободного времени, не нужно откладывать срочные дела, не нужно постоянно помнить о начале трансляции и т. д. Проект мой в своём роде уникальный — даже за рубежом передач, посвящённых электронному андеграунду, практически нет. В лучшем случае это могут быть диджей-сеты, когда треки идут друг за другом нон-стоп, либо прерываются короткими и малоинформативными репликами ведущего. Я же стараюсь дать наиболее полную картину, посвящая каждый подкаст отдельно взятому артисту, музыканту или лэйблу. Чтобы, внимательно прослушав его, человек мог с уверенностью сказать: да, теперь я знаю, что это за музыкант.

Как отбирается материал для передач и есть ли зазор между вашими вкусами как слушателя и музыкой, которую вы ставите в передачах?

Материал отбирается на основе моего многолетнего слушательского опыта. В процессе работы я обычно следую интуиции — в частности, у меня нет чёткого плана, о ком и когда я буду делать очередную передачу. Иногда решение приходит буквально перед работой, иногда вечером накануне. Ведь несмотря на то, что проект этот некоммерческий, то есть занимаюсь я им исключительно на энтузиазме, он отнимает довольно много времени. Как минимум один день в неделю, а то и больше. У меня очень разносторонние музыкальные вкусы — если вы слышали подкасты, то могли в этом убедиться. Конечно, для того, чтобы прозвучать в подкасте, музыка должна мне нравиться. Это необходимое условие, но не достаточное. Я стараюсь делать подкасты о тех артистах, о которых мне есть что рассказать, и искусство которых укладывается в моём сознании в более-менее целостную картину. Цель подкастов в первую очередь — образовательная, моя личность не играет здесь никакой существенной роли.

Как возникло решение создать лейбл, какие трудности возникли?

Это довольно забавная история. К тому моменту я выпустил несколько номеров журнала «Независимая электронная музыка», и последний включал в себя CD-сборник. На этом сборнике среди прочих присутствовал трек «Musique Immobile 5» французского музыканта Лорана Перниса. Через некоторое время он вышел на связь со мной, спрашивая, не могу ли я помочь ему найти лэйбл для издания всей серии этих пьес, которых накопилось на целый альбом. Я всегда был большим поклонником творчества Лорана Перниса, поэтому не задумываясь согласился. То есть у меня не было никаких идей поиска лэйбла, мне просто хотелось заполучить и послушать новый материал. Материал мне Лоран выслал, я его послушал и несколько разочаровался. Не то что бы он мне не понравился, но как-то не произвёл яркого впечатления — видимо, я ожидал чего-то другого. Так что я забросил диск куда-то и забыл про него. Но Лоран как раз не забыл и спустя год напомнил мне. Тут я с ужасом понял, что пообещал лишнее. Но отступать было некуда, поскольку я понимал, что в России это никто никогда не издаст, оставалось только издать самому. Так в 2004 году появился мой лэйбл. Трудности у любого лэйбла основные две: дистрибьюция и промоушн. Они тесно связаны между собой — для того, чтобы найти дистрибьюторов, лэйбл должен быть известен. Известность приходит благодаря известным артистам или промоушну неизвестных. Я в политике лэйбла стараюсь делать упор на малоизвестных артистов, отдавая предпочтение тем, кто не издавался ранее на CD вообще, либо издавался мало. Поэтому мне приходится весьма активно заниматься промоушном, рассылать множество промо-копий по различным журналам, радиостанциям и т. д. С дистрибьюцией вопрос решается в нашей стране просто — поскольку в России дистрибьюторов профильной музыки очень мало, я основал собственную дистрибьюцию, которая предлагает широкий ассортимент продукции российских и зарубежных лэйблов схожей направленности. Дистрибьюция работает в интернете, также важное значение имеют концерты, которые я организую сам, и прочие концерты, которые проводятся у нас моими знакомыми организаторами.

И опять-таки, выпускаете ли вы на лейбле музыку, которая лично вам не слишком интересна?

Нет, я не вижу в этом смысла. Ведь всё, чем я занимаюсь, в основном держится на моём собственном энтузиазме, бизнесом это назвать трудно. Все заработанные деньги вкладываются опять-таки в развитие лэйбла и сцены независимой музыки. Другое дело, что я всегда предпочитаю музыку сложную, которая даже мне самому порой непонятна, непостижима, по крайней мере на первый взгляд. Я никогда не думаю о том, насколько велик коммерческий потенциал издаваемого альбом, сколько копий я смогу продать и т. д. Это меня совершенно не интересует. Главное — оригинальность, творческий импульс, способность провоцировать противоречивые и неоднозначные ощущения и впечатления — то есть то, чего лично мне не хватает в обыденной жизни. Кроме того, как и во всех прочих аспектах моей деятельности, большое значение имеет образовательный момент. Именно поэтому в каждом альбоме, выпущенном лэйблом, вы найдёте биографию музыканта, описание концепции его работы — пусть хоть и в сжатой, но вполне информативной форме.

По опыту проведения концертов: о режиссерах фильмов ужасов идет слава как о людях общительных и веселых. Индустриальная музыка, как правило, довольно мрачна — а каковы люди, которые ее делают в личном общении?

Люди совершенно разные. Конечно, попадаются и довольно весёлые и открытые, но есть и весьма загадочные и неординарные личности. Для меня в своё время стало любопытным открытием то, насколько разными могут быть музыканты по профессии — ведь не секрет, что выжить за счёт музыки ни у нас, ни за границей практически невозможно. Конечно, музыканты могут работать где-то в смежных областях — делать аранжировки, писать музыку для кино, театра, телерекламы, наконец. Однако большинство из них имеет всё-таки основную профессию, не связанную с музыкой. Попадаются довольно странные профессии — от почтальона (Migurl Ruiz) до верховного судьи (Ralf Wehowsky).

Что вы можете рассказать о современной российской индастриэл- сцене? Если можете, назовите несколько имен, расскажите о них немного. И, как по вашему, насколько российские индустральщики востребованы и конкуретноспособны на Западе?

О российской сцене я знаю не так уж и много. Хотя одной из целей моего лэйбла является раскрытие российских талантливых музыкантов для мировой музыкальной общественности — а с другой стороны, ознакомление российских слушателей с лучшими, на мой взгляд, образцами музыки зарубежной. Именно поэтому я пишу тексты внутри обложек на английском и русском языках, чтобы всем было всё понятно. Я предпочитаю избегать эпитета «индустриальная», так как слово это за прошедшие десятилетия не раз меняло смысл, и теперь уже совершенно непонятно, что им можно называть. Из наиболее известных проектов стоит назвать
Bardoseneticcube, Cisfinitum, Lunar Abyss Deus Organum, проекты Алексея Борисова, Reutoff, Sal Solaris… Но есть и множество имён, появившиеся за последние несколько лет — например, Kolpakopf, Instant Movie Combinations, Шумы России, Five Elements Music.
На Западе, да и вообще во всём мире нет такого разделения, как в России: «у нас и у них». Там людей больше волнует сама музыка, чем страна происхождения людей, её творящих. Поэтому если у музыки есть потенциал, то она интересна и востребована. Я думаю, что это правильный и вполне конструктивный подход.

Как вы «утрясаете» вопрос использования композиций групп в ваших подкастах? Как вообще смотрите на проблему аудиопиратства?

Проблемы как таковой я не вижу. Ведь абсолютное большинство альбомов, выпускаемое как у нас, так и за границей, имеет очень небольшой тираж, от 500 до 1000 копий. Поэтому тираж полностью распродаётся за несколько лет. Далее он может быть переиздан в случае повышенного спроса, но это происходит нечасто. Таким образом, ни музыканты, ни лэйблы ничего не теряют от того, что их музыка размещается где-то в сети для свободного скачивания в виде файла. Конечно, если кто-то продаёт эти файлы за деньги, не имея никакого отношения к правообладателям — это плохо, но лично я не стал бы преследовать этих людей, пусть их непорядочность остаётся у них на совести. Реальные же убытки из-за аудиопиратства терпят в основном крупные компании, которые адресуют свою продукцию массовой аудитории. Именно по их инициативе и происходит борьба с пиратами, которая, впрочем, не слишком-то эффективна, особенно в России. Ну а что касается моих подкастов, то тут всё очевидно: это одна из форм промоушна, расширения аудитории. Так что музыканты (с большинством из которых я знаком лично и в постоянном контакте) только рады тому, что я занимаюсь продвижением их музыки в той или иной форме. И часто сами присылают мне свои новые альбомы целенаправленно, для возможного использования в подкастах.

Это интервью готовилось для «Ивановской газеты», где и было опубликовано в немного отредактированном виде.
Аркона, по утверждению энциклопедии, город и религиозный центр балтийских полабских славян — руян, входивших в племенной союз лютичей. Город Аркона существовал до XII века, располагался на одноимённом мысе острова Рюген и был подробно описан современником Саксоном Грамматиком в “Деяниях даннов”. А еще “Аркона” – одна из самых известных российских “тяжелых” групп. Ее стилистику характеризуют как “паган-метал”, то есть “языческий метал”, причем для участников группы язычество – не просто модная и красочная идеология, а самая настоящая религия.
Группа была главными звездами на XIII “Brutal Fest’e”, прошедшем в клубе “Таганка” 4 декабря. О язычестве, о музыке и их взаимосвязи мы побеседовали с музыкантами перед их выступлением. На наши вопросы отвечали Мария Архипова (вокалистка) и Сергей Lazar (гитарист).
Язычество – религия, но не вера

— В первую очередь хотелось бы порасспросить вас о вашей религии. Вы называете себя “родноверы”, в биографии группы указано, что вы вышли из языческой общины. Можно немного поподробнее?
— Это было очень давно, в 2002 году, — говорит Мария. — Да, мы выходцы из общины, но она продержалась очень недолго, потому что у людей сейчас появились другие интересы в жизни, поэтому они оставили родноверие.
— В том числе и у вас?
— Ни в коем случае.
— Вне общины, в таком случае, как осуществляется ваша религиозная практика?
— Слово “религия” происходит от слова “лига”, что-то объединяющее человека и природу, — разъясняет Сергей. — Это мировоззрение, а не вера в бога, в какой-либо пантеон, мы верим в единство природы и человека, в то, что весь мир вокруг нас живой, а все боги это лики нашего верховного бога Рода.
— Энергетическая составляющая мира, можно так сказать, -уточняет Мария.
— Религия язычника (не вера, верят в бога, в что-то такое), мы знаем, что мир вокруг нас живой, мы чувствуем это, это и есть состояние язычества, родноверия.
— В вашем случае, родноверие подразумевает какие-либо ритуалы, опоры на конкретную мифологию?
— Некоторые традиционные праздники славянского народа – солярные, например. Купала, Коляда, Таусень, Масленница. Сожжение чучела на Масленницу, проводы Зимы.
— Это называется “обрядовые игрища”, — уточняет Мария, — они даже сейчас используются, но как элемент реконструкции.
— Не обязательно, для того, чтобы быть язычником участвовать в каких-то ритуалах, это вопрос мировоззрения. Пигмей, который живет в Африке – он является частью природы и, возможно, он даже в большей степени язычник, чем некоторые люди, которые участвуют в обрядовых игрищах.

— Как у вас вообще возник интерес к родноверию?
— Человек всегда находится в поиске, ему говорят, что есть бог, допустим Иегова или Аллах, Христос. И человек начинает задумываться: а что думали об этом наши предки. Ведь они не были глупее нас, а возможно и мудрее. И так приходишь к родноверию.
Славянские язычники и контракт с австрийским лейблом
Если на вопросы о религии в основном отвечал Сергей, то музыкальную составляющую – напротив, в основном освещала Мария.
Насколько родноверие как система убеждений отражается в музыке и текстах группы?
— Я пишу музыку, тексты, я пою о том, во что я верю, я описываю свое мировоззрение. Если людям близки мои песни, если они пойдут за мной – мы будем только рады.
Как вы относитесь к другим религиям, к тому же христианству?
— Отрицательно. Эта вера пришла от другого народа, она непонятная нам вера. Это выше меня, а возможно и ниже, я не знаю.
У вас есть контракт с западным лейблом. Как вы вышли на него или наоборот – его представители на группу?
— У нас контракт на четыре альбома с австрийским лейблом Napalm records, это один из ведущих мировых лейблов тяжелой музыки. Мы выступали на германском фестивале Ragnarök в марте 2008 года перед пятью тысячами слушателей. Практически сразу к нам обратились из Napalm records, сказали: ребята, вы молодцы, давайте думать, что делать с вами дальше. Они переиздали наш последний альбом “От сердца к Небу” и так же мы подписали с ними контракт на последующих четыре альбома.
Вы успели познакомиться или, может быть, даже сыграть с каким-то группам с Napalm?
— Да, конечно. Мы даже пригласили поучаствовать в записи нового альбома музыкантов групп Manegarm, Obtest, Skyforger, Menhir и Heidevolk.
— Сталкивались ли вы с другими музыкантами, нашими и зарубежными, исповедующими языческие убеждения, как относитесь к их творчеству?
— Да, конечно, я очень увлекаюсь и нашей, и европейской паган-сценой, мне абсолютно все группы чем-то нравятся, даже не могу назвать любимую команду, так же как и не любимую.
— А как относитесь к русским группам, которые основываются на кельтском язычестве, на скандинавском?
— Мне кажется, это личное дело каждого. Нам это не близко.

— У вас уже есть опыт выступлений на западе. Отличается ли прием в нашей стране и за рубежом?
— Там публика в основном стоит на месте и слушает музыку. А здесь на наших концертах и хороводы водят, прыгают, танцуют. А так – принимают там отлично, люди хорошие, им интересно наше мировоззрение. Мы только рады этому.
На западе люди не понимают текстов группы. Насколько это критично для восприятия вашего творчества?
— На альбомах мы делаем перевод смысла песен. В буклетах дисков есть их перевод на английский.
— А сами тексты – это какие-то конкретные истории, или они носят более отвлеченный, лирический характер?
— Тексты как правило основаны на традиционных верованиях нашего народа, но могут затрагивать и современные проблемы, такие как деградация и вымирание нашего населения. Есть конкретные истории, иногда наоборот – образы какие-то, но все они завязаны на нашем мировоззрении.
— Есть ли у вас сольные проекты?
— Я никогда не выступаю с сольными записями. У меня есть единственная сольная акустическая программа, которая была написана в 14 или 15 лет под гитару и которая была не так давно выложена в интернет. Я принимала, правда, участие в проекте Nargаthrond, это проект Сергея прежде всего. Участвовала в записи словацкой команды, наших друзей, где пела на русинском наречии. Это восточнославянский язык, этот народ живет в Восточной Словакии, у них были большие проблемы из-за того, что они православные. Языки довольно похожи, ведь и в русском языке есть элементы церковно-славянского . так что спеть проблемой не было.
— Вы слушаете исключительно тяжелую музыку?
— Практически да. Мне так же интересен фольклор, любой фольклор – русский, западный. Но чисто этническая музыка, без примесей или обработок.
В творческих планах – заграничные турне
— Дальнейшие творческие планы?
— Далеко заглядывать не будем. Сейчас у нас большое турне, сначала по России, потом зарубежный тур с группой Finntroll, двадцать концертов в феврале и марте: Франция, Германия, Чехия, Германия, огромный тур. Потом два месяца отдыхаем и снова европейское турне, еще 30 концертов.
Не устаете от такого графика? Что вас поддерживает? Почему нельзя запереться в студии, записать песни и бог бы с ними?
— Мы живем этим, коротко отвечает Мария.
— Мне нравится, — подхватывает Сергей. — Ездим в разные города, знакомимся с людьми, я не вижу в этом ничего особо сложного. Единственный минус – мало видим своих детей, которые сидят сейчас с мамой. Придет время, запремся в студии, запишем альбом и – снова за концерты. Такая вот жизнь.
Ваши вкусы в кино: увлекаетесь ли вы им, и каким?
— (Мария) Исторические мне нравятся, драмы. “Русь изначальная”.
— (Сергей) мне нравятся многие фильмы. В том числе старые советские, такие как “Русь изначальная”, “И на камнях растут деревья”. Тогда не существовало религиозной цензуры, и можно было снимать подобное кино.
Можете ли вы представить себя участниками съемок фильма?
— (Мария) Я не могу. Ни в каком качестве.
— (Сергей) Если в какой-нибудь батальной массовке, в роли викинга с топором, то почему бы и нет.

Фото на память. Справа налево: Сергей, Мария, я.
За помощь в организации интервью с музыкантами выражаю благодарность Exeqt Crew и лично Стасу Чернышу.

При своей любви к дешевым и отмороженным ужастикам я просто не мог пройти мимо компании, которая выпускает серию дисков под названием «Грайндхаус». На мои вопросы отвечал Константиныч.

Как возник интерес к созданию серий «Грайндхаус» и «Ужасы», почему было решено заняться именно культовым, малоизвестным кино испанских, итальянских режиссеров и не самых известных американских?
Нельзя сказать, что мы сели, почесали в затылке, подумали и решили обратить внимание на фильмы подобного плана. Такого не было. Можно увидеть, что мы занимаемся любыми аудиовизуальными произведениями и в нашем каталоге присутствуют диски от документалок по уходу за кошками до сборников панк-музыки.
Как вы отбираете фильмы для реализации? Почему решаете выбрать именно этого режиссера, именно этот фильм?
Как и говорилось в предыдущем ответе идеи создавать специальную серию не было. В результате работы на кинорынках были заключены различные договора и выкуплены права на какие-то фильмы. И только потом выяснилось насколько интересный материал пришёл к нам в руки.
Используете вы готовые переводы или делаете свои?
Переводы делались по найму сторонними людьми. Мы к ним не имеем отношения. По крайней мере в данном случае.
Насколько вкусы создателей фирмы совпадают с теми релизами, которые вы сами выпускаете?
Создатели дисков не являются такими уж поклонниками жанра хоррор. Но гораздо интересней и приятней заниматься подобными проектами нежели инструкциями для тех, кто разводит рыбок. Хотя механика отработки двд-проекта одна и таже. Нам лично ближе авангардные комедии, например «ФАНТОМАС СНИМАЕТ МАСКУ» питерской группы НОМ, этот фильм мы, кстати, тоже издавали. Вот ссылка на кусочек, который вообщем характеризует настроение этой картины. А
этот фильм покупайте тут.
Почему вы решили выпускать именно релизы «два в одном»? нет ли желания заняться «полноценными» изданиями с бонусами и прочими вкусностями?
Исключительно с коммерческой точки зрения. 2в1 продаются лучше чем однушки и хуже, чем 3в1 или 4в1. А по поводу издания дорогих подарочных релизов, в принципе возможно этим придёться заниматься. Ибо такое кино интересно единицам, но никак не общему кругу зрителей. И здесь надо работать на конкретную публику, на коллекционеров и фанатов жанра.
По какому принципу компонуются диски? К примеру, почему с фильмом Уайнорски «Возвращение болотной твари» оказался «Антропофагус» Д’ Амато?
В каких то случаях в пару ставились фильмы в соответствии с рядом причин. Год создания, страна, сюжет фильма и т.д. А основная причина — это личное мнение того, кто собирал диски. И по этой причине — почему Уайнорски вместе с Д’Амато — я понятия не имею.
Есть ли первые результаты продаж этих серий и насколько вы довольны ими?
Скажем так, продажи могли бы быть и получше. Хотя на фоне общего спада может быть и нормально. Вообщем на что расчитывали, то и получаем. Это к вопросу о полноценных релизах. Действительно, возможно есть смысл делать дорогущие и максимально качественные, расчитывая на поклонников. Лично я думаю, что именно в таком виде весь бизнес издания двд и останется. Сами понимаете — интернет, торренты, файлообменки и т.д. и там есть всё…
На данный момент вышли:
Ужасы (2в1): Бог Людоедов / Зомби-СС
(Италия 1978. Франция-Испания 1981.)
Ужасы (2в1): Возвращение Болотной Твари / Антропофагус
(США 1989. Италия 1980.)
Ужасы (2в1): Замороженный Террор / Тайна Убийства
(Италия 1980. Италия 1989.)
Ужасы (2в1): Зомби — Хроника Боли / Холокост Зомби
(Великобритания 1998. Италия 1980.)
Ужасы (2в1): Людоед / Шок
(Италия 1988. Италия 1977.)
Ужасы (2в1): На Волне Ужаса / Время Ведьм
(США 1977. США 1972.)
Ужасы (2в1): Оазис Мертвецов / Телемертвецы
(Франция 1981. США 1973.)
Ужасы (2в1): Проклятое Дитя / Дом Часов
(Италия 1982. Италия 1989.)
Ужасы (2в1): Слепые Мертвецы / Преисподняя Зомби
(Испания-Португалия 1971. Германия 1999.)
ГрайндХаус — Боевик 2в1: Убить Фиделя. Чёрный Беспредел.
ГрайндХаус – Боевик: Порно-Бизнес или Человек Ниоткуда
ГрайндХаус — Триллеры 2в1: Экран-убийца. Эффект плацебо
ГрайндХаус — Ужасы 2в1 Спецэффекты. Кровавая Няня.

INTERDVD — Dvd Record Label
Все диски компании есть на «Озоне»